Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных




Это может быть и не мой дневник.
URL
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
11:23 

First letter

Мяу
Мне нравится думать, что ты меня помнишь. Мне нравится пересматривать старые фотографии и видеть в них “нас”. Мы всегда стоим рядом. Я даже невольно оглядываюсь - не стоишь ли ты сейчас за моим плечом?
Ты мне снишься, ты знаешь об этом? Я утыкаюсь в подушку от твоего голоса и невольно перебираю карточные воспоминания. Мы вместе целую вечность. Хотя слово “вместе” не слишком подходит к нам, не так ли? Скажем, что мы просто недалеко друг от друга. Были. Раньше. Теперь ты мне снишься. Держишь мои руки и обнимаешь на прощание. В двенадцатый раз поправляя мой шарф. Они у нас одинаковые. Мне нравилось думать, что это объединяет нас. Делает ближе. Затягивает в общий водоворот. Ты треплешь меня по волосам и отворачиваешься. Я знаю, что ты не плачешь. Возможно, настал тот момент, когда тебе противно. Сама мысль обо мне дается тебе с трудом. Поэтому ты смотришь на ускользающий закат и складываешь руки на груди. Даже в моем сне. Ты будто отрекаешься от меня. Хотя... Кто из нас связан клятвами? У тебя усталый вид. Закатное солнце очерчивает твои морщины. Окатывает меня этой картиной, как ледяной водой. Я закрываю глаза и отматываю все назад. В тот момент, когда ты оправляешь мой шарф. Когда обнимаешь и касаешься моей щеки. Невесомо, случайно. На прощание. Я знаю, ты не будешь плакать. Я вычеркну себя из твоей памяти тонкой дрожащей линией. Чернила обязательно будут синими. Как предрассветное небо. Ты забудешь, отряхнешь ладони, сбрасывая внезапное наваждение. И пойдешь домой. Не оборачиваясь.

@темы: letters

10:09 

First memory

Мяу
В южных городах всегда рано темнеет. Даже летом. Ночь опускается быстро и безболезненно, и начинает пахнуть прохладой. И твоими духами. Мне нравится их аромат. Он тонкий и чуть дерзкий. Совсем как ты. Между вечером и ночью тут совершенно нет промежутков. Мы выходили из дома, когда смеркалось, а теперь смело шагаем в кромешной тьме. Фонари в южных городах бывают, но редко. Почти также редко, как светофоры.
читать дальше

@темы: memory

21:23 

Second memory

Мяу
- Не уезжай, - мой голос предательски дрожит. Ты отпиваешь бейлис из горлышка бутылки. Все мои аргументы уже давно не имеют для тебя значения. У тебя там любовь, а у меня тут черви в карманах. Облизывают мои пальцы - ластятся.
читать дальше

@темы: memory

22:12 

Second letter

Мяу
Я люблю, когда ты переставляешь туфли в моей комнате. Примеряешь их, проходишься по ковру, скидываешь на половине пути обратно и вышагиваешь босиком к шкафу. Потом ты извлекаешь оттуда следующую пару, отставляешь руку, чтобы оценить красоту обуви, и, либо выбрасываешь их за плечо, либо надеваешь с легкой улыбкой. Туфли улыбаются тебе в ответ. Ты складываешь губы трубочкой и произносишь мяукающее:”Мне идет черный цвет?”. Я глупо киваю. Мне совершенно плевать идет ли тебе черный. Возможно, он действительно тебе подходит. Ты крутишься перед зеркалом, потом трусишь ногой, скидывая нерадивый тапочек. И топаешь, хромая, назад к шкафу за следующей жертвой. Потом ты усаживаешься, подбирая под себя ноги и расставляешь обувь на полках в одной тебе известном порядке. Ты шепчешь им нежности, пропускаешь сквозь пальцы шнурки, осторожно проводишь пальцем по каблукам и переходишь к следующей паре. Мне иногда кажется, что это твой наркотик, опьяняющий в своем полном над тобой превосходстве. Ты устраиваешься на полу, напротив полок, разглядываешь плоды своего труда часами. У тебя удобная поза, на животе с поднятыми лодыжками, будто ты на лужайке высматриваешь бабочек. В этот момент я забываю про окружающий мир. Замыкаюсь только на твою блуждающую улыбку и бормотания про идеальность моей обуви. Я хочу улечься рядом, обнять тебя и поймать губами твои волосы. Услышать твой смех. И остаться так насовсем. Навсегда. Навечно.

@темы: letters

16:03 

Third memory

Мяу
Лимонная долька разрывается во рту фейерверком вкуса. Тебя нет в комнате и я хватаю из вазочки следующую “желейку”. Желейные конфетки вытесняют вкус друг друга с языка. Я слышу твои шаги, спешно пережевываю сладости и поворачиваюсь к двери.
читать дальше

@темы: memory

12:21 

Memory?

Мяу
Ты пахнешь медом. Цветочным. Ты выводишь завитки на полях простым карандашом и киваешь в тон лектору. Я перекатываю ручку в ладонях.
читать дальше

@темы: memory

10:55 

First wish

Мяу
Ты держишь ладонь над пламенем свечи. У тебя сбитые костяшки и напряженные пальцы. Ты немного щуришься, но не убираешь руку. Забавно, как ты сжимаешь челюсти от обжигающей боли, а я улыбаюсь. Мне хочется перевернуть твою ладонь и обработать ожог. Забрать у тебя крупицы боли, но ты не убираешь руку от огня. У тебя совсем усталый вид и отражение пламени в глазах.
читать дальше

@темы: wish

10:17 

Letter about hands

Мяу
Меня не отпускают руки. Вот я прям постоянно вижу длинные пальцы, теплые ладони и запястья с выпирающей косточкой. И мне хочется писать о них тысячи слов. Хочется одевать на них перчатки и кольца, красить им ногти и вытирать сразу же едко пахнущей жидкостью. Мне хочется, чтобы на левом запястье обязательно был браслет из больших глянцевых черных бусин. Мне хочется чтобы руки брезгливо стряхивали мою заботу и размазывали мои чернильные слова, превращали их в тонкий неровный слой синевы. Мне хочется, чтобы эти самые ладони оттирались от глубоких пятен чернил и отбрасывали скомканные салфетки. А потом потирали бы тонкими пальцами красную полоску пореза посередине ладони. Мне хочется, чтобы эти руки трогали чьи-то лица, очерчивали губы едва ощутимым движением, пробегали по щекам и останавливались в нерешительности на подбородке. Мне хочется сделать на правом запястье тонкую татуировку, с ажурными буквами и красной припухлостью вокруг слова "Прошлое". Мне хочется, чтобы эти руки аккуратно поправляли чьи-то очки, обвивая пальцами тонкую оправу. Мне хочется обвязать эти ладони яркими лентами, пропустить красную между пальцами и завязать замысловатый бант. Пусть праздничные полоски атласа уберегут их от печалей, глубоких порезов и страхов. Мне хочется, чтобы эти руки подписывали открытки незнакомым людям убористым почерком. Мне хочется, чтобы эти руки были чьими-то. Моими, твоими, высокого брюнета с робким желанием сменить ориентацию, тонкой ученицы десятого класса или нарисованного героя из толстой книги комиксов. Мне хочется смотреть, как они быстро набирают бессмысленный текст и зависают после знаков препинания.
Мне безнадежно хочется этих рук!

@темы: letters

15:02 

Second wish

Мяу
Ты упираешься ладонями в мраморный пол. Судорога отчетливо выгибает твою спину и ты еле удерживаешься, чтобы не рухнуть в темную лужу. Тебя рвет черной бездной, ты отплевываешь ее с шипением, утираешь подбородок плечом и снова выгибаешься в спазме. Мрамор не впитывает твои страдания, он отбрасывает капли черноты тебе на руки и гулко хрипит. Ты собираешь пальцы в кулак и пытаешься встать. Тебя пронзает пустой болью. Кулаки бессмысленно скользят и ты замираешь на вдохе. В смятении. В ожидании. И следующая волна не заставляет себя ждать, она укрывает твои плечи тонкими рваными сосудами, вытягивает из тебя черную жидкость и благодарно выдыхает тебе в лицо. Ты морщишься. Коротко вздрагиваешь и хочешь исчезнуть. Ты часто дышишь и дрожишь, будто в приступе. Тебе холодно? Когда ты выдыхаешь, у тебя проваливается живот. Кажется, еще немного и он втянется полностью и выльется очередной порцией мерзкой рвоты. Ты закрываешь глаза. О чем ты думаешь? О белых снегах или теплом песке? Судорога не позволит тебе забыться, она подползет и обовьет твое запястье, поднимется до плеча, погладит шею и сожмет твою спину в свой теплый кулак. Ты заходишься в кашле и сплевываешь вязкую слюну. Она остается тонкой струйкой, тянущейся от губ к мраморному полу. Ты переносишь вес на ноги и отрываешь руки от пола. Ты сидишь на коленях перед следующим приступом. Ты боишься. Дрожащими пальцами ты пытаешься вытереть липкую жижу с лица. Она маслянистая, как нефть, ты размазываешь черный страх по щекам и густо кашляешь. У тебя во рту запах крови и отчаяния. Последняя судорога проводит тонкими щупальцами по твоей шее и ты сдаешься. Выплевываешь вязкую золу и плачешь. Слезы оставляют на черных щеках светлые полосы. Ты подтягиваешь колени к груди и затихаешь. И на сегодня твой кошмар закончился.

@темы: wish

12:05 

Third wish

Мяу
Ты обвиваешь мое запястье тонкими пальцами. Я невольно перебираю воздух в пальцах и отворачиваюсь. Ты как скользкая змея, сжимаешь мою руку, перехватываешь покрепче и тянешь на себя. Я не люблю тебя в этот момент. Мне кажется, что все это твоя чертова игра. Ты уводишь меня в душный коридор, я шагаю переваливаясь от стены к стене. У тебя заканчивается терпение и ты бросаешь меня на стену. Штукатурная шуба разрывает рубашку, врезается в кожу и оставляет глубокие порезы. Я коротко выдыхаю от удара и прикладываюсь затылком к стене. Коридор крадет мое дыхание, укрывает шипящие выдохи слоем пыли и молчит. Ты тянешь меня за руку, моя кисть едва слышно хрустит под натиском твоих пальцев. Еще немного и ты сломаешь мне руку.
- Отпусти, - шепчу я и съезжаю по стене на пол. Рубашка трещит и окрашивается в красный.
- Зачем? - ты держишь меня как трофей, поднимая мою руку максимально высоко.
Я молчу. Перебираю занемевшими пальцами воздух и отталкиваюсь от пола свободной рукой. Ты снова тянешь меня к выходу. Одна секунда промедления и твоя стальная хватка унесет меня в мир боли. Я практически бегу следом, шумно выдыхая и поскальзываясь на поворотах. Ты выбрасываешь меня в объятия ледяной улицы. Бросаешь на снег, но не отпускаешь мою руку. Лед прожигает спину и жадно впитывает мою кровь.
- Вставай, - резко говоришь ты и снова тянешь меня на себя.
- Заткнись, - я опускаю голову на плечо и закрываю глаза. Мне кажется, я вижу, как ты медленно поворачиваешь голову набок. Смотришь с прищуром и, в конце концов, пожимаешь плечами. Безразлично. Бескомпромиссно. Выдыхаешь со свистом и выворачиваешь мое запястье. Кость с хрустом лопается на тысячи осколков. Я вздрагиваю от резкой боли, жмурюсь и переворачиваюсь лицом в снег. Он пьет мою боль и замораживает перелом тонкой коркой. Тебе больше не нужна моя рука.

@темы: wish

11:06 

Fourth wish

Мяу
Ты ловишь мое дыхание пальцами. Я выдыхаю через рот и чувствую вкус твоих пальцев на языке. Ты забавно запрокидываешь голову, когда я пытаюсь сомкнуть губы. Мне кажется, что у меня не почищенные зубы. Я резко вдыхаю и поднимаюсь на локтях. Ты смотришь с недоумением, отдергивая руку. Ты облизываешь пальцы и я прикрываю рот ладонью, чтобы сдержать неприятный стон. Твоя теплая ладонь скользит по моей щеке и прячется на затылке. Я знаю твои движения. Я знаю, что будет дальше. Вдох застывает ледяной коркой в легких и пронзает тонкими иглами грудную клетку.
- Куда ты меня притащил? - я тяну время и тебя за воротник. Рубашка мнется в моих кулаках.
- Не все ли равно? - ты опускаешь голову, чтобы рассмотреть мои побелевшие от напряжения костяшки. У тебя кожа в цвет рубашки, на ней играют утренние блики.
- Почему мне должно быть все равно? - эти слова я выдыхаю тебе в ключицу. Ты перехватываешь меня за талию и притягиваешь к себе. Я могу посчитать твой пульс, глядя тебе в глаза. Забавно, как подрагивают твои ресницы на каждый удар.
- Потому что ты со мной, - у тебя дьявольский шепот и остывшие влажные пальцы на моей спине.
- Заткнись, - я утыкаюсь в твою шею и подтягиваюсь на твоей рубашке чуть выше.
Ты ловишь мое дыхание кровавыми губами. Мне нравится прокусывать тонкую кожу твоих губ и улыбаться. Я выдыхаю через рот и чувствую вкус твоей крови. Она остается на моих зубах. Ненадолго, но вполне достаточно для того, чтобы насладиться ее вкусом. Ты тянешься к моему лицу, облизываешь губы и готовишься украсть мой очередной выдох. Я запрокидываю голову и разглядываю твое лицо. У тебя хищный прищур и едва заметное разочарование. Я знаю тебя. Ты резко выдыхаешь и собираешь мои волосы в кулак. Я знаю твои движения. Я знаю, что будет дальше. Рубашка в моих пальцах трещит и ты едва заметно улыбаешься.

@темы: wish

19:00 

Fifth wish

Мяу
Солнце окрашивает облака в ярко-желтый. Ты смотришь в окно и качаешь головой.
- Весна через девять дней, - твои слова звучат приглушенно, словно в тумане.
- Кто бы мог подумать, что ты считаешь? - я говорю с закрытыми ладонью глазами.
Ты хмыкаешь и ведешь плечом, сбрасывая мою колкость.
- Почему бы мне не считать? - ты потираешь руки и выдыхаешь в сжатые кулаки.
- Ах, тебе холодно? - неожиданно догадываюсь я.
Ты молча киваешь и продолжаешь смотреть в окно. Лес уже сбросил снежную шубу, обнажая обглоданные зимой ветви. Ты поправляешь небрежно наброшенное на плечи пальто и осторожно складываешь руки на груди.
Я укладываю голову на сложенные руки и вижу твою тень на столе. Она подернута дымкой, солнце садится и отдает последние лучи нашему окну. Я провожу пальцами по твоему силуэту, обвожу указательным пальцем твой контур, а потом накрываю тебя своей ладонью. Костяшки некрасиво топорщатся, выпирая из твоей тени. Я перебираю в пальцах твои плечи, глажу твою спину и собираю ладонь в кулак.
- Мне холодно, - говоришь ты, оставляя на стекле запотевшее туманное облако. Я фокусирую взгляд на твоей темной фигуре и хмыкаю:
- Мне тоже.
Твои плечи вздрагивают всего на одну секунду и ты рисуешь на стекле тонкую спираль. В этой спирали весь твой мир. Ты доводишь ее до самых краев запотевшего клочка стекла, шумно выдыхаешь и накрываешь рисунок ладонью.
- Я люблю тебя, - шепчешь ты, упираясь лбом в тыльную сторону ладони. Я поднимаю голову, сгребаю в обе ладони твою тень и улыбаюсь.
- Я тоже, - говорю я, поднося ладони, сложенные ковшиком, к лицу. Твоя тень горчит печалью и кусает своим терпким ядом. Я делаю последний глоток и солнце за окном с треском проваливается за горизонт.

@темы: wish

13:12 

Fourth memory

Мяу
Твои волосы пахнут чужими прикосновениями. Я делаю глубокий вдох и вижу короткие пальцы перебирающие твои темные, с проседью, пряди. Я чувствую незнакомый аромат духов, который расползается по твоей челке и не оставляет после себя следов.
Твои волосы пахнут чужими чувствами. Легкой злобой “до” и тонкими сигаретами “после”. Я чувствую, будто резкий удар по щекам, томный момент, когда пальцы собираются у тебя на затылке и тянут из тебя прозрачные стоны.
Твои волосы пахнут чужим дыханием. Тем самым, которое скользит по твоей щеке и впитывается в длинную прядь, неловко заправленную за ухо. Я чувствую запах дешевого вина и мелкие капли бордовой ртути на чьих-то губах.
Твои волосы пахнут кровной местью. Такой, какая бывает на следующее утро после страшной ошибки. Чьей-то чужой ошибки. Я чувствую эту боль и закрываю глаза. Отворачиваюсь, касаюсь щекой своего плеча и шумно вдыхаю собственный запах.
Твои волосы пахнут прошлым. В них копошатся старые раны. Они облизывают рваные губы, вбирая в себя остатки запекшейся комковатой крови. Я чувствую их не зашитые края. Обрисовываю пальцами засохшую тонкую кожу.
Твои волосы пахнут утренними простынями. Теми, которые выпили все твои силы накануне. Теми, которые лизали твое гибкое тело. Теми, в которые ты заворачивал чужие надежды, бережно перевязывая пустыми обещаниями. Я чувствую их скользкую влагу, сжимаю в кулак мятую ткань и утыкаюсь в нее горячим лбом.
Твои волосы пахнут чужими словами. Озорным “Ну что же?” за бокалом шампанского и усталым “Ты - божество” в ночной тишине. Я чувствую этот шепот в основании твоей шеи, наматывая тонкую прядь на указательный палец, я слышу шипение чужих снов.
Твои волосы пахнут долгим закатом. Тем самым, который ты наблюдал из окна. Седина вбирает в себя всю палитру остатков дня. Я чувствую последнюю дневную снежинку, упавшую тебе на волосы.
Твои волосы пахнут слезами. Моими слезами. Мелкой сыпью соленых кристаллов, разбросанных по щекам. Я чувствую их приторный запах и трепетное всхлипывание вчерашнего дня. Я чувствую, я знаю, я вижу.
Я растираю последнюю слезу по щеке и больше не касаюсь твоих волос.

@темы: memory

15:50 

Бла-бла-бла

Мяу
Он тянет меня за руку. У него длинные волосы, которые падают ему на лицо и он не разбирает дороги. Ему важно увести меня. Ему важно не отпускать мою ладонь. Я не чувствую своих пальцев. Еще немного, и я перестану чувствовать всю руку. У него плохая осанка. Он горбится и прихрамывает на правую ногу. Мне хочется вырвать ладонь и сесть на землю. Но это расстроит его и я продолжаю шагать следом. У него тяжелое дыхание. Он сбивается через вдох и наклоняется вперед чуть сильнее на выдохе. Я бы положила руки ему на плечи и попросила расслабиться, но он не послушает меня. У него большая ладонь с твердыми мозолями и шрамами на костяшках. Он дрался как затравленный зверь. Он пожирал врагов взглядом и ненавидел их лица. Он выбивал из людей души и рвался навстречу мне. Он дрался передо мной. Он дрался за меня. Он запинается на маленькой кочке, делает два больших шага и останавливается, упираясь свободной рукой в колени. Я обхожу его осторожно, не высвобождая ладонь. У него грубое заросшее щетиной лицо, потрескавшиеся бордовые губы, яркие голубые глаза и влажная дорожка от слезы на щеке. У него боль вместо взгляда, паутина шрамов вместо морщин. Я легко касаюсь пальцами его лица и он закрывает глаза, задерживает дыхание, замирает всего на несколько мгновений, как хищник перед броском. Собираю в ладонь непослушную соломенную челку и откидываю с хмурого лба. Он распахивает глаза, сжимает мою ладонь и рывком тянет на себя. Смотрит на меня всего секунду и целует.
У него горячие губы. Он жадничает и прикусывает мой язык. Ему больше нет дела до моей ладони. Он отбрасывает мою руку, как ненужную игрушку и ловит ладонями мое лицо. Он тянет меня на себя, оседая на землю. Я задыхаюсь в его губах и царапаюсь об его щетину. У него большие ладони. У него сильные пальцы, которыми он, как ослепший, запоминает мое лицо. Осторожно, нежно, боясь причинить мне боль. У него копна светлых непослушных волос, в которые я запускаю руки. Он не закрывает глаза. Он топит меня в ледяной голубой бездне. У него поверхностное дыхание, с опаской, с оглядыванием через плечо, будто в ожидании нападения. Он боится до остервенения, до тонких прорезей в лопнувших губах. Его страх лишиться меня заставляет его прижимать меня ближе. У него теплые легкие вдохи и неуловимые выдохи. Он выпрямляет спину и обнимает меня крепче. Притягивает, заворачивает в крепкие объятия и замирает. У него тяжелый маятник вместо сердца. С каждым ударом он раскачивает нас над землей и успокаивает мой сбившийся ритм. У него в руках мои печали. У него в душе моя боль. У него я. А у меня?..

17:32 

Мяу
У меня сейчас такое ощущение, как будто меня долго и прилюдно трахали. Вот прям на виду у всего честного народа и у меня теперь адовая ненависть не к тем людям, а к самой себе, что я выглядела некрасиво и протяжно стонала, вместо поливания ублюдков матом. Мне не хочется видеть свое тело и хочется быстрее упасть в большой ледяной водоем, чтобы вода смыла это ужасное чувство и заодно забрала пару килограмм бессмысленного жира, который радостно трясся в процессе секса. Я ненавижу все эти складки и выпуклости, которые вижу каждый день в зеркале. Я говорю людям гадкие вещи и хочу чтобы они тоже ненавидели меня. Чтобы говорили всем, что я вульгарно смеюсь и смешно задираю голову, когда у меня во рту чей-то член. Я хочу чтобы все запомнили меня той невыносимой шлюхой с площади, а не милой романтичной девочкой с ромашковым венком в волосах.

Мне нравится обедать в заводской столовой. Там можно чавкать несоленым борщом и забираться пальцами в ширинку коллеги. Здесь чудесные длинные скатерти, которые маскируют его стояк и мою ладонь. Он чуть вытягивается за столом и смеется невпопад сальным шуткам. Потом жадно вдыхает, сжимает челюсти и оседает на стуле, выпучивая глаза. Я заливисто хохочу, широко раскрывая рот. Это правда забавнее, чем просто есть борщ. Уже в дверном проеме я оборачиваюсь и облизываю пальцы, которые резко пахнут спермой и немытым телом. Забавно, но меня даже не тошнит.

В туалете несет мочой и чужим страхом. Я споласкиваю ладони под ржавой водой, потом смотрю в заляпанное зеркало и вижу свое испуганное лицо. Перебираю пальцами грязную струю воды и подставляю губы. На вкус отвратительно. Повинуясь внезапному порыву засовываю пальцы в рот и отчаянно блюю рыжим несоленым борщом. Он мерзок на вкус и меня пробирает дрожь. Закусываю пальцы и направляю струю воды в рот. Вода надувает мне щеку и выбивает остатки еды. Она выливается почти оранжевым фонтаном и наполняет грязную эмалированную раковину. Я облизываю пальцы и поднимаю голову. С размазанной помадой и ладонью во рту я выгляжу гораздо лучше.

11:44 

Мяу
У него белесые прозрачные глаза и белые бесцветные волосы. Он производит впечатление таракана альбиноса и я презрительно кривлю губы. Меня выворачивает, как в жестком проигрыше дабстепа. Я поворачиваю голову и прохожу мимо. Он хватает меня за руку и улыбается, как обычно улыбаются глубоко душевно больные.
- Я знаю это ты, - тянет он и вцепляется в мой локоть липкими пальцами.
- Что я? - стараюсь вырвать руку и заметно раздражаюсь.
- Ты пишешь мне все эти анонимные смски, - у него такой голос, которым можно было бы смело чистить вентиляционные шахты. Тембр слишком высок для особи мужского пола, а интонации слишком омерзительны.
- Какие смски? - я непроизвольно выпрямляю спину и наклоняю голову, как ящерица.
- Лю-бов-ны-е, - он так скачет со слога на слог, что у меня невольно сжимаются кулаки. Он усаживается на коридорный диванчик и хлопает белесыми глазами.
- Любовные? - тихо переспрашиваю я и теряю связь с реальностью. У меня в голове только ярость. Я бью его сапогом в лицо. У него даже было удивленное выражение. Перед тем, как кровь тонкой бордовой струйкой не потекла из носа, смешиваясь с грязью оставленной моим протектором. Он смеется и захлебывается в собственном остроумии.
- Я знал, я знал! Это правда, - визгливо говорит он и утирает кровь рукавом. Я сбиваю его смех следующим ударом, стаскиваю его худощавое тело с дивана и с размахом наступаю на горло ногой.
- Запомни, недоносок, если бы мне это было нужно, ты бы уже облизывал мои ботинки, - я давлю чуть сильнее и очень точно знаю, что у меня загораются глаза. Сейчас, когда тухнет его взгляд, мой разгорается как пожар в лесу. Он хрипит и, кажется, захлебывается кровью. Я убираю ногу с его шеи, примеряюсь носком сапога к почти нетронутой щеке и бью, - смски про любовь так далеки от моих методов.
Он скулит, как ужаленная девчонка, перекатывается на бок и пытается заползти под диванчик. Жалкое насекомое. Последний раз бью попадая по почкам и вытираю подошву об его рубашку. Он коротко взвизгивает и замолкает.

11:20 

Мяу
Он заходит в библиотеку, когда я пытаюсь сосредоточиться на очередной фразе про туберкулез. Мне кажется, что популярность этого заболевания в прошлом неразрывно связана с ним. Потому что пока герой надрываясь выплевывает по кусочку размякшие легкие, он проходит между стеллажами не поворачивая головы.
Мне хочется узнать что дальше и прочесть еще половину странички романа. Два абзаца этой нудной повести, но я не могу. Единственное, что мне удается, это следить за его размеренными движениями. Он ступает так тихо, будто на его туфлях совсем нет каблуков. Он подкрадывается к зазевавшемуся томику Шекспира и перелистывает страницы своими изящными пальцами. Кажется, что кисти его рук сделаны из утренней росы. Они вбирают в себя ночной туман и оседают между строками сонетов. Он знает, что я слежу за ним. Он знает, что я больше не прочту ни слова. Он знает и улыбается уголками рта. Так легко и непринужденно, что я свожу колени под столом, боясь собственного тела. Одними губами он произносит слова. Хотя разве это произношение? Это рисунок. Это тонкий шепот вместо голоса, которым можно было бы уводить вражеские армии с линии огня. Я слежу за ним и закусываю губы. Еще чуть-чуть и я пойму каждое перебираемое им слово. Еще три мгновения, между которыми глупая вечность и отсутствие воздуха в легких. Еще полтора взгляда, брошенные им мимо страницы, только лишь для того, чтобы стало ясно - он знает содержимое книги наизусть. Он не читает. Он играет. Он захлопывает томик и отправляет его на полку двумя пальцами.
И секунда заканчивается. Лопается на тонкие лоскутки легкого шифона. Вбирает в себя все недосказанные слова. Заламывает мои руки на затылок и запрещает думать.
Он шагает медленно, как в зыбком тумане. Он точно знает о моих мыслях. Он цокает языком на старый портрет и прикрывает глаза перед тем, как выйти за дверь.
Он уходит из библиотеки, когда я пытаюсь не умереть. Мне кажется, невозможным начать дышать после его визита. Я возвращаю глаза к тексту и мы с туберкулезным героем одновременно делаем вдох. Для кого-то из нас - он последний. Для кого-то из нас - он первый.

16:32 

Мяу
Девочка Лето сбрасывает слезы в костер. ЕЙ невдомек, что они затушат ее огонь. Она смотрит на шипящие угли.
Девочка Лето расправляет ровные складки оранжевого сарафана и топает ножкой. Вокруг нее царит легкий пух свежевыжатых тополей. Ей скучно и она зевает в лицо заходящему солнцу.
Девочка Лето обхватывает ладошками горящие щеки и быстро вдыхает последние лучи.
Девочка Лето движется в ритме ночи. Она пахнет морской солью и резкими, колкими, как шипы, разочарованиями.
Девочка Лето смотрит в зеркало и смахивает морщины длинными ногтями. Она всхлипывает, провожая глазами звездное небо.
Девочка Лето хорошо помнит такие забытые черты. Она всматривается, впитывает былое очарование быстрыми укусами.
Девочка Лето внезапно оказывается вовсе не летом. Она хандрит на жару, ерошит волосы и недовольно рычит на прохожих.
У девочки Лето больше не екает в груди. Что, в первые секунды, заставляет ее вздыхать с недоумением. Она закусывает пальцы до крови, царапает кожу на ключицах и не чувствует ничего, кроме тонкой корки льда.Он заворачивает ее в свои легкие вуали и тянет на себя. Еще немного и лед закусит нижнюю теплую губу девочки. И она... замирает. Смотрит внимательнее на все ее окружающее и смеется. Она вытирает слезы подолом сарафана и "пробует" пальцами свою кожу. Нелепый загар отлипает пластинками. Сходит, словно шелуха, оставляя скользкий розовый лед.
Девочка Лето останавливается посреди улицы и натягивает пальто. В ее душе щелкает какой-то очень важный переключатель. Она отчетливо и явно понимает, что лето прошло. Что солнце прохладно. Что она вовсе не Лето.
Осень.

21:59 

Pain

Мяу
Когда тебе пять лет ты думаешь, что боль - это когда ты разбил коленку и густая бордовая кровь смешиваясь с грязью расползается по твоим ногам.
Когда тебе пятнадцать боль резко сменяет свой вид и становится похожей на запрет родителей выпить с друзьями. Тебе кажется, что боль имеет вкус вскрытых тупым бутафорным лезвием вен.
Когда тебе двадцать пять то боль приобретает вид порванных лент. Ты точно знаешь, что человек, который тебя бросил не вернется опять и это ощущение выкручивает суставы, выдавливая из них последние капли жидкости.
И только потом. Когда ты забываешь свой возраст, ты встречаешься с болью лицом к лицу. Она отчетливо горчит холодным кофе со сгустками свернувшегося молока. Она впивается в твои глаза мелкими осколками стекла. Она тепло прижимается к твоему виску и почему-то медлит перед тем, как нажать на курок. Она любит тебя. Она знает, что нашла идеального кандидата. Она больше не уйдет. Она будет смотреть, как ты тушишь окурки о собственные ладони. Она будет отпускать строгий ошейник ровно на одно деление, чтобы ты почувствовал свою свободу на один день. Она не забудет вернуть все на место завтра. Она будет рядом, слышишь, она никогда тебя не предаст. Она будет поить тебя горькой водой из своих мягких ладошек.
Ты не забудешь ее. Просто не сможешь. Просто не сделаешь.
Ты будешь ждать ее по утрам послушно выливая кипяток на свои пальцы. Ты будешь смотреть в окно в надежде снова увидеть ее и показать насколько красная у тебя в венах кровь. Ты будешь свешивать ножки с высокого этажа и ждать ее. Вдруг сегодня она задержится?
Ты полюбишь ее. Захочешь быть с ней. Просто и навсегда.
И пока ты будешь заглядывать в ее перемазанное сажей лицо, она возьмет тупые старые ножницы. И этими ножницами она разрежет твой мир на тонкие яркие полосы, которые обнажат твою грудную клетку. И тут ты удивишься. По-настоящему.
Потому что в твоей груди больше нет сердца.
И опуская голову,прижимая подбородок к ключицам, ты все поймешь.
Слишком поздно. Не так ли?

14:38 

Мяу
- Тише-тише, родная, - шепчешь ты и опускаешь мне в душу острую иглу. Я коротко вздрагиваю и тянусь навстречу следующему прикосновению. У меня в пальцах зажаты тусклые вены. Я чувствую себя единственной актрисой в провонявшем сыростью анатомическом театре. Мне немного неспокойно, можно даже сказать, неуютно. Но ничуть не больно.
С острым звоном мой черный браслет рассыпается на ледяные капли смолы. И ты берешь с полки ржавый скальпель. О, ты знаешь что делать! Ты тянешь мою душу на себя. Все бессмысленные пятнадцать грамм невесомости. Ты отрезаешь от нее по маленькому кусочку, будто пробуя на вкус.
- Все будет хорошо, милая, - у тебя шипящий свист вместо дыхания. Ты выкладываешь слово "вечность" осколками моих страданий. У тебя теплые шершавые ладони, я чувствую как ты касаешься моей соленой щеки. Ты можешь заниматься этим вечно, не так ли? Но пока прошла всего лишь неделя. Всего семь дней сухих поцелуев кувалды в душу. Всего сто шестьдесят восемь часов нелепого сна. Всего десять тысяч с маленьким хвостиком минут испуганного осознания неизбежности. Всего... Всего лишь...
Меня бьет каждый короткий выход и ты роняешь мне на веки свою красную слезу. Тебе жаль меня, но ты продолжаешь рисовать в моем сердце одной тебе известные узоры.
- Ничего не будет как прежде, - безразлично вздыхаешь ты и одним рывком выдергиваешь остатки божественного вмешательства в мою жизнь.

letters by furba

главная