fur.ba
Мяу
Она заскакивает в комнату невесомыми прыжками. Как-будто пролетает расстояние от порога до ковра на тоненьких невидимых крыльях. Он невольно любуется и усмехается коротко на левую сторону. Ей нравится его улыбка. Еще немного и она поворачивается резко на каблуках, упираясь взглядом в небрежно расстегнутый ворот рубашки. Ему нравится это секундное замешательство. У него в голове проскакивает пара тысяч вариантов нежного прикосновения к ее подбородку, когда она отскакивает на шаг назад и смотрит исподлобья. Ему хочется этого взгляда еще некоторое время. Она не моргает, слегка ухмыляется и аккуратно расстегивает блузку. Он думает, что этот момент давно отрепетирован и прилагается к взгляду. Она думает, что делать что-то впервые не так сложно. Пуговицы заканчиваются на седьмом счете и тонкий шелк соскальзывает с плеч, обнажая острые ключицы, кружевное белье и татуировку на белом плече. Он протягивает к ней руку, распрямляет пальцы в попытке дотронуться до кроваво-красных маков на ее коже и получает обжигающий взгляд. Она отступает еще на шажок, защищая свой нарисованный букет. Ее тонкие пальцы быстро расправляются с пуговицами брюк. Он щурится, наклоняет голову и, кажется, едва заметно приближается. Она переминается с ноги на ногу, слегка виляет бедрами, стаскивая брюки. Еще секунда, отброшенная пара туфель и перед ним стоит короткостриженная брюнетка в сером кружевном белье. У нее светлая кожа, длинная шея и угловатые щиколотки. Он делает к ней маленький шаг и шумно выдыхает. Она чувствует его дыхание на своей коже. Еще один шаг и секунды текут медленно, капают, собираются в лужицу у ее босых ног. Последние двадцать сантиметров, разделяющие их и он собирает дрожь с ее татуировки.

- Могу я надеяться на, хотя бы, еще один раз? - у нее сухой шепот. Из ее слов можно собрать целую пустыню.

- Какой глупый вопрос, - он говорит закрыв глаза. Она осторожно покачивается в его сторону и хватается за ворот рубашки. Еще секунда и он выдыхает ей в шею. Серое кружево падает на пол. Полупрозрачные пуговицы с идеальной рубашки сыпятся следом. И остается только дыхание.

И всего одна фраза:
- Действительно, очень глупый вопрос.